Ребенок — жадина: бороться или смириться

В полтора-два года даже самый милый малыш на просьбы поделиться может убежать с криками «Мое! Не дам!». Родители недоумевают: «Мой ребенок — жадина?!». Так ли уж это плохо — возрастная жадность?

Период «Я!»

В полтора-два года в мозгу крохи происходит мощнейшая работа. Это период, когда ребенок начинает осознавать себя, свою личность, говорить и думать о себе не в третьем лице, как о другом человеке: «Катя хочет пить», «Вася моет руки», — а произносить «я». Этот этап самоопределения сопровождается и новым словом: «мое!» Все, что thumb_800x600_10_wпринадлежит ребенку сейчас, кажется ему продолжением своей личности. И если кто-то покусится на машинку или велосипед, это все равно, что малыша попытаются разобрать по частям. Болезненная реакция на то, что кто-то хочет взять игрушку или занять место малыша на качелях, на скамейке вызывает у родителей замешательство и чувство стыда. Часто можно услышать: «Раньше наш кроха со всеми делился! А теперь его как подменили!» И дальше следует воспитательный процесс, попытки объяснить, как плохо быть жадиной и так далее. Первая ошибка, которую часто совершают родители — пытаются вразумлять ребенка на уровне взрослого. Иногда сложно осознать, что мозг двухлетки еще не дозрел, недоразвился до способностей мозга его родителей, и малыш просто не может так сложно, многогранно мыслить, делать выводы, да просто он еще не знает столько, сколько взрослый. Он еще не в курсе, что такое щедрость или благородство, он только учится отличать добро от зла. И то, что у взрослых называется жадностью, для детей примерно двух лет — естественный, важный и нужный этап развития, а вовсе не плохое качество, которое нужно искоренять.

Зачем нужна жадность в два года

Классический пример: мама присматривает за малышом, который возится в песочнице. И вдруг другой карапуз хватает формочку этого малыша, малыш возмущен, кидается отбирать свое «добро», крик, слезы, возмущение, и Фото детского фотографа Игоря Губасердитая мама, которая награждает кроху осуждающими репликами: «что это ты у меня такой жадина?! Нужно делиться! Скорее дай мальчику поиграть твоей формочкой, он потом отдаст!» А теперь представим маму на месте малыша и фамильные бриллианты или недавно купленную новую машину на месте формочки, которую без спроса берет какой-то человек. И, по словам самой же мамы быть жадиной нельзя, нужно сию секунду поделиться и верить в то, что этот случайный человек «наиграется и отдаст». В возрасте примерно от полутора лет ребенок начинает осваивать понятие «мое, личное» и учится отстаивать свои вещи. Для него формочка или машинка — абсолютная ценность, большая, чем для мамы — фамильные бриллианты. В конфликте с тем, кто хочет воспользоваться личной вещью малыша, оба ребенка учатся видеть и соблюдать границы другого человека, разделять «мое» и «чужое», понимать, что мир вертится не вокруг них и что у предметов в песочнице, например, есть хозяева.

Поддержка вместо осуждения

Отстаивание неприкосновенности личных вещей, частной собственности, установление границ и защита своих интересов — это то, что родители называют «жадностью». И в осуждении этого детского качества таится большая опасность «подарить» малышу комплекс неполноценности. Его можно заставить делиться. Но в глубине души он  mama_perfectaaa_77844700будет против. При этом мама говорит, что быть жадиной — плохо, значит, я плохой, потому что так и не хочу делиться, хоть меня и заставили. Кроме того, вмешательство в процесс освоения границ способствует тому, что ребенок опускает руки и не препятствует переходу других через эти границы. Это чревато безволием, неумением говорить «нет» и легкой наживой для мошенников в будущем. Чтобы этого не произошло, очень важно родителям быть на стороне ребенка в этот сложный период развития его личности. Если малыш не хочет делиться формочкой, так и говорить: «это его формочка и сейчас он не готов дать ее поиграть». Чтобы избегать частых конфликтов, можно договориться не брать на прогулку те игрушки, которыми ребенок не хочет делиться, или в том месте, где много детей, вынимать из сумки только то, чем ребенок готов «пожертвовать». Кстати, в этот период можно учить ребенка понятию «чужое»: одобрять защиту своей собственности и объяснять, что другой малыш тоже защищает свою собственность и не готов дать покататься на своем самокате.

Это не навсегда

Безусловно, важно и рассказывать малышу о щедрости, о важности умения делиться. Лучший способ — сочинить сказку про жадность и щедрость. Однако не стоит ждать, что двухлетний ребенок, усвоив урок, начнет со всеми делиться. Сейчас у него такой этап развития. «Я! Мое!» — это не стыдно. Поддержите его в стадии «жадности», он легче и быстрее ее пройдет, не застрянет в ней и тогда «сработают» те сказки о щедрости, которые вы ему рассказывали. В 3-4 года начнется период активной социализации, когда играть вместе и делиться игрушками станет просто необходимо, чтобы оставаться в компании и развивать сюжет игры. Всему свое время!